?

Log in

No account? Create an account
30DayPhoto white

30_day_photo


30 Дней Фотоприключений

Здесь мы учимся, придумываем, фотографируем


Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Интервью с Павлом Косенко
голова
vikont_mart пишет в 30_day_photo
Друзья мои! Мы рады представить вам интервью с прекрасным фотографом-колористом, автором многочисленных статей, посвященных вопросам фотосъёмки и обработки фотографий, автором книги о цвете Павлом Косенко (pavel_kosenko).



Павел, мы знаем, что вы по образованию музыкант.

Да, я учился в Московском колледже импровизационной музыки. В дипломе написано: «Артист джазового ансамбля по классу гитара». Но, честно говоря, я давно уже музыкой не занимаюсь, в 2006 году бросил это дело. Это вообще совершенно отдельная, другая жизнь.

Но гитара-то дома есть?

Есть, но я не играю, уже совсем не играю. Совсем не хочется, просто как отрезало.
Я очень люблю музыку и много её слушаю. У меня богатая коллекция, но достаточно специфический вкус на взгляд многих людей. Но всё увлечение музыкой вылилось в то, что сейчас я её просто хорошо чувствую, понимаю и люблю.

Но сначала у вас была попытка учиться в техническом ВУЗе…

Я просто из города учёных (г.Протвино, Московская обл.), а там принято всем становиться учёными. Вот и меня не минула сия чаша. Я поступил в МИФИ на факультет теоретической ядерной физики, проучился там полтора года и понял, что это совершенно не моя тема. Подготовка к поступлению и сама учёба в институте дали структурное мышление. В том числе, наверное, и поэтому я постоянно стремлюсь анализировать и структурировать и в творчестве тоже. Это получается автоматически, я ничего специально для этого не делаю. Меня интересует какая-то тема, и я начинаю копать. Так лет пять назад меня серьёзно заинтересовала тема цвета, и я начал её изучать. Изначально мне это нужно было для того, чтобы самому разобраться. Когда разобрался, стало понятно, что материала накопилось на целую книгу, причём он неплохо структурирован (это получилось само собой).

Павел, а это не мешает? Ведь считается, что в творчестве голову нужно отключать.

Мешает. Это две разных ипостаси. Мне нравится, подход Пинхасова: «Когда ты снимаешь, то должен быть ребёнком. А когда ты потом отбираешь фотографии, нужны мозги». Об этом многие говорили. Например, Брессон :«думать нужно до и после, но не во время съёмки».

Кстати, Пинхасов обращает внимание, что в школах нас учат концентрации: ты сидишь перед учителем, смотришь на доску, тебе что-то говорят, и ты должен концентрировать своё внимание. А в творческих профессиях нужно учить деконцентрации. Ты слушаешь учителя, потом отклоняешь голову, начинаешь зевать, смотреть в окно и считать ворон. Именно в этот момент появляется шанс на озарение и вдохновение на то, чтобы снять хорошую фотографию, что-то, придумать, нарисовать и т.д. Пинхасов на своих мастер-классах как раз пытается учить деконцентрироваться и ловить вдохновение, хотя научиться этому довольно сложно.

А вот потом, когда ты принёс со съёмки тысячу фотографий, из них нужно что-то выбрать. И тут возникает двоякая ситуация: с одной стороны, выбирать нужно, ориентируясь на свои ощущения, а не на логику, но с другой стороны, в этот момент работают обе составляющие, и аналитическая тоже (потому что нужно сравнивать фотографии друг с другом). Считается, что отбор фотографий - это половина дела, но мне кажется, что это даже больше, чем половина.

Кстати, когда я учился в МИФИ, нередко бывало такое: весь вечер безуспешно пытаешься решить задачу, потом плюёшь, ложишься спать, а утром просыпаешься и записываешь ответ. Это фантастическое состояние, что-то вроде просветления. И где здесь рациональное, где иррациональное, поди разберись.



Так как же в итоге от физики вы перешли к творческим занятиям?

Всё время было желание заниматься тем, что близко. Не скрою, даже физика с математикой доставляли некоторое удовольствие. Но при этом не покидало внутреннее ощущение, что я занимаюсь не своим делом.

Я думаю, всеми людьми в той или иной степени движет желание быть счастливыми. Но путь у каждого свой. Мне много раз приходилось принимать сложные решения, которые уводили меня от ложных, как я считаю, путей. И ни об одном из этих решений я пока не пожалел. Хотя, когда ты бросаешь институт и говоришь об этом родителям в 17 лет, это для них большой шок. При этом ты начинаешь заниматься вроде бы всякой фигнёй, например, торговать на рынке, потому что нужны деньги. Родителям и всем окружающим кажется, что ты идёшь совсем не по тому пути. Но на самом деле, если ты предельно честен перед самим собой, то это такая хитрая, но правильная дорожка. Главное – постоянно к себе прислушиваться и правильно рулить на поворотах.

У меня логика простая: не надо заниматься тем, чем заниматься не хочется. Конечно, это некий поиск. Сначала я думал, что хочу заниматься музыкой. Проучившись два года в колледже, я понял, что он мне не нужен, но всё равно ещё три года учился. Просто для того, чтобы самому себе доказать, что хоть какое-то большое дело я способен довести до конца.

Когда закончил колледж и получил диплом, то ещё года четыре у меня были амбиции быть музыкантом. Играл в разных группах, гастролировал, но это всё было не основным доходом, а дополнительным. В итоге всё время разрываешься: днём работа, вечером музыка. Но самое главное – не получается так, как должно получаться. Есть некая внутренняя планка, и я понимал, что не дотягиваю до неё. И уж тем более не могу сделать ничего выдающегося в этой области. А ведь своё настоящее дело невозможно выполнять недостаточно хорошо. Оставалось лишь честно себе признаться в том, что при всей моей любви к музыке, это не моё призвание. Трудно было перечеркнуть предыдущие 15 лет, но я смог.

Параллельно я увлекался фотографией, и когда у меня высвободились «творческие ресурсы», так сложилось, что она их довольно быстро и глубоко поглотила.

Мы все в разной степени всю жизнь увлекались фотографией. А в какой момент фотография для вас стала основным занятием?

Да, я тоже фотографировал с детства. Первый раз, наверное, лет в шесть. Сам проявлял, печатал, даже в фотокружок ходил. Помню, печатали плакаты группы «Nazareth» и продавали по рублю в школе.

Потом был десятилетний перерыв, когда я как раз поступил в институт. Как такое могло случиться, не понимаю… В то время меня очень сильно увлекала музыка, к тому же я переехал в Москву в общежитие, и фотоаппарата с собой не было. В общем, про фотографию я забыл лет на 10. А потом был период, когда много моих друзей начали снимать на зеркалки. У меня возник интерес, и я купил себе Canon 300 и стал снимать сначала на плёнку, а позже купил цифровой фотоаппарат.

С 2002 по 2004 это было всё так, шаляй-валяй. Мною двигало желание снять фотку, отсканировать её, повесить на «Фотосайт», чтобы там народ её похвалил. Я вывешивал, но никто ничего не хвалил. И я почти уже забросил это дело, потому что очень сильно меня удручал процесс проявки, сканирования и т.д. А тут вдруг стали доступны цифровые камеры, и я подумал, что куплю себе такую камеру, начну много снимать, много выкладывать и, наконец, развиваться. А там глядишь, станет лучше получаться, может и хвалить начнут. Вот так постепенно я и вернулся в фотографию.



А когда фотография стала деньги приносить?

На самом деле, не очень давно. Вообще, напрямую она деньги не приносит. Тогда в 2004 году, когда я купил камеру и стал снова фотографировать, у меня была интересная офисная работа с относительно гибким графиком, то есть можно было позволить себе какие-то увлечения, но не поездки. Да и денег не было на поездки. Пару лет я что-то снимал и продолжал работать.

А в 2006 году мы с женой поехали в Швейцарию к друзьям. И это был такой переломный момент. Мы на несколько дней останавливались у наших друзей, в семье Юлии Бритвич, которая делала крутые пейзажные фотки. Как-то вечером после ужина она открыла Фотошоп и начинала показывать, как можно улучшить фотографии. Я был в шоке. За полчаса она превратила вполне обычную фотографию в конфетку! Потом мы взяли какую-то мою фотографию, она над ней поколдовала, и получилось тоже очень красиво. Я, конечно, впечатлился и сделал вывод, что «Фотошоп – это наше всё».

Вернувшись в Москву, первым делом начал изучать Фотошоп. Накупил каких-то книг, читал статьи в журналах. Конечно, поначалу это было на детском уровне, но за пару лет я неплохо овладел средствами обработки. Примерно с этого момента и начал искать красивый цвет, потому что как крутить ползунки я уже знал, а вот к чему стремиться – не очень. Сначала погружался в технические аспекты, и все глубже и глубже. Постепенно пришёл к выводу, что изучаемые проблемы носят эстетический характер, и их решение находится не в Фотошопе. Тогда Миша Агупов подтолкнул меня на эту мысль.

Мы с ним много общались, обсуждали разные методики. Он мне всегда говорил, что я много знаю, но мои картинки выглядят по-мультяшному, и что мне нужно получить какие-то более глубинные знания не по обработке, а по эстетике. Посоветовал почитать книги для художников. Тогда я нашёл «Искусство цвета» Йоханнеса Иттена про основы цветовой гармонии, и вот с этой книги у меня начался принципиально новый виток в изучении цвета.



С этого момента я постепенно стал перестраиваться с технических на эстетические изыскания, и сегодня практически не занимаюсь техническими вопросами. Чем дальше, тем больше меня интересует эстетика, а в последнее время ещё и психология восприятия, всяческие чувственные штуки и образное мышление. Это самое сложное, самое интересное, но, видимо, мой путь к этому прошёл через техническую сторону. Сегодня, можно сказать, что в совершенстве владея техническими средствами обработки, я ими практически не пользуюсь, так как обработка фотографий занимает в моем творческом процессе не главную роль. Хотя, всё взаимосвязано. Возможно, именно понимание задач и методов обработки помогает мне ещё при съёмке мыслить так, чтобы последующая обработка была стремительной и точной.

Позже ответы на свои вопросы я нашёл большей частью в классической фотографии, кино и живописи. Последние несколько лет я больше всего изучаю именно художников. Во всех городах, где я бываю, стараюсь посещать местные художественные музеи.

А в то время я работал в офисе, занимал руководящую должность и не мог путешествовать больше чем 10 дней в году. Мне этого не хватало ни по впечатлениям, ни по фотографиям. Но с другой стороны, если не работать, то не будет денег. В какой-то момент я понял, что так будет всегда, и это было откровением. Мне пришлось принимать очередное серьёзное решение в жизни, потому что разорвать этот порочный круг можно только одним способом – уйти с работы, и больше никак.



Но если ты уйдёшь с работы, то не будет денег…

Да, но даже если ты будешь продолжать работать, они не появятся в нужном объёме. Потому что, когда ты работаешь, у тебя нет времени зарабатывать деньги. Внимание целиком уходит на работу, взамен же ты просто получаешь зарплату. Это такой ещё один порочный круг. Сложная штука, которую непросто объяснить. Это нужно именно понять. Вы понимаете, о чём я говорю?

Прекрасно вас понимаем. Мы всё время готовимся жить. Нам кажется, что вот сейчас что-то произойдёт и всё, и тогда-то мы и заживём. Но жизнь уходит и уже давно просто нужно жить.

Именно! У меня даже есть идея для серии фотографий под названием «Отложенное счастье» (или «Неотложное счастье»). Идея в том, что не бывает никакого отложенного счастья. Вы всё верно сказали – «готовимся жить». Мы думаем: «Вот сейчас куплю машину и наконец-таки заживу. Сейчас заработаю денег и начну путешествовать». Это типичное заблуждение. Так же и я жил раньше. Всё думал, что вот сейчас что-нибудь такое сделаю на работе, компания рванёт, я получу какие-то бонусы и наконец-таки начну путешествовать. Но ведь в таком ощущении я живу вот уже 15 лет. И еще 15 пройдет, а ничего не изменится. Потому что счастливым можно быть только здесь и сейчас, и никак по-другому.

В какой-то момент я сказал себе: «Чувак, ты хочешь путешествовать? Так путешествуй!». И вот я ухожу с работы, хотя денег у меня всего на пару месяцев жизни. Этот момент можно считать переломным с точки зрения профессиональной деятельности, потому что вдруг заработали мозги.

Мне пришла довольно неожиданная для самого себя мысль организовать фототур во Вьетнам - единственную страну, которую я неплохо знал. Раньше мне это не приходило в голову, потому что не было времени об этом думать и реализовывать подобные идеи. Эта поездка принесла какие-то деньги, которых хватило ещё на пару скромных месяцев. Потом появилась другая идея, третья (одна из них – создание фотошколы). Сами собой подтянулись спонсорские проекты, реклама в блоге, заказные статьи, заказы на съёмку и т.д. У меня нет какого-то одного источника дохода, отовсюду понемножку капает. Этого всего не произошло бы, если бы я продолжал работать в офисе. Потребности инициируют мыслительные процессы, но не наоборот.



Когда появилась возможность путешествовать, я стал очень активно ездить. Первые два года были крайне насыщенными, я объездил около 30 стран и, вы не поверите, уже пресытился путешествиями. В 2012-м году я провел в поездках 188 дней, то есть почти 7 месяцев в дороге. Из них два с половиной месяца со мной были жена и ребёнок. Сначала, когда появляется возможность ездить, ты, как кот, метишь места, и тебе хочется объехать как можно больше. Ты много перемещаешься, много видишь, много фотографируешь, но это, в общем-то, туристическая фотография. В ней нет ничего плохого, но мне она быстро надоела. Со временем стало понятно, что интересней остановиться на одном месте и изучать его глубже, и пробиваться сквозь ту экзотику, на которую обычно реагируют тревел-фотографы.

Представьте, приезжает американец в Москву и у него есть всего один день. Что он будет фотографировать? Ну, конечно, Красную площадь. Потом он разместит свои фотки в блоге, и его друзья-американцы будут писать «Awesome! Amazing!». Если же у него появится неделя, то он пойдёт на Маросейку во внутренние дворики или какие-то другие менее очевидные места. А если на год останется, то уже всё объездит и будет с людьми общаться, будет к ним в семьи заходить и видеть ту жизнь, которая туристу недоступна в принципе.

Именно поэтому я был во Вьетнаме уже девять раз, живя там порой месяцами. Мне очень нравится эта страна. Каждый новый приезд - это новый уровень, каждый раз всё глубже и глубже. Сравнивая свои фотографии из первой и последней поездок, можно увидеть совершенно разный уровень визуального понимания страны и её жизни.

В последнее время меня всё меньше интересуют путешествия ради путешествий, и всё больше я стремлюсь к глубинному погружению в разные фотографические темы. Сейчас я как раз в процессе перехода от тревел-фотографии к чувственной. Если в тревел-фото я могу что-то показать из сделанного, то в художественной фотографии у меня есть отдельные картинки, но нет продукта, как серии, выставки, альбома или книги. Когда я его сформирую и продемонстрирую, тогда и перестану считать себя тревел-фотографом.

Павел, а возможно ли такое сочетание: Косенко и постановочная съёмка?

А почему бы и нет? Как-то я наткнулся на одно интервью со Стивом МакКарри. Ему задали вопрос о картинке, где он фотографирует из-за забора, а на другой стороне поле, тропинка, и идёт девочка, но не по тропинке, а ближе к забору. У него спрашивают: «Скажите, а это фотография постановочная?». А он отвечает: «Да нет, не постановочная». «Но ведь девочка шла по тропинке, почему же она в кадре не по тропинке идёт, почему она к вам подошла, вы её позвали?» Он говорит: «Ну да, позвал». «А говорили, что не постановочная фотография!» Он отвечает: «Конечно, не постановочная, я просто позвал, никакой постановки».

На самом деле, что является постановкой, а что нет - очень неоднозначный вопрос. Я абсолютно не против постановки. Очень часто фотографируя, я общаюсь с людьми. Мне вообще кажется, что нельзя подсмотреть фотографию. Бытует такое мнение, что хороший репортажный, жанровый или стрит-фотограф не вмешивается в события, он лишь только подглядывает. На мой взгляд, это глубочайшее заблуждение, потому что даже просто выбором ракурса и фокусного расстояния фотограф уже вырезает из действительности только тот кусок и тот момент, которые кажутся ему интересными. Фотография всегда отражает видение фотографа и реакцию окружающего мира на него. Ты общаешься с людьми, они на тебя смотрят, реагируют, вплоть до того, что если тебе нужно, чтобы человек обернулся, ты кричишь, а он поворачивается, и ты делаешь фотографию. Ты всегда вмешиваешься и всегда именно ты строишь кадр. Невозможно не вмешаться в жизнь, и с этой точки зрения получается, что любая фотография постановочная.

Наверное, сложно представить меня в студийной фотографии, а в постановочной – вполне. Хотя и студийную фотографию я не исключаю как возможный опыт. У Пинхасова есть принцип «pourquoi pas» (почему бы и нет). Он говорит: «Я не люблю гречневую кашу, но каждый раз, когда мне её предлагают, я думаю: «а почему бы нет». Никогда не нравилась, но вдруг именно сейчас понравится?». Его позиция мне близка, я тоже стараюсь избавиться от предрассудков. Я люблю непостановочную, в смысле неспозированную фотографию.

Вообще стрит-фотография для меня уже тоже частично пройденный этап. Сейчас мне интересно то, что принято называть «арт». Хотя это можно назвать как угодно, например «стрит-арт», то есть художественная фотография на основе обычной жизни, в которую ты как-то вмешиваешься и провоцируешь ситуацию в хорошем смысле. Чем дальше, тем больше интересна фотография как картина, а не как документальная передача того, что происходит. Когда у меня спрашивают, пойду ли я снимать в студию, я отвечаю: «Сейчас в студии я не снимаю, у меня нет интереса. Но при случае попробую, почему бы и нет».



Павел, у каждого фотографа есть свои причины и мотивы делать фотографии. А для кого снимаете вы и что вы хотите сказать своей фотографией?

Любому фотографу нужен зритель. Кому-то для похвалы, кому-то для критики, кому-то для поиска единомышленников и своего круга творческого общения. Люди разные и подходы тоже. Немаловажную роль играет тщеславие, к которому в той или иной степени склонны все. И вот здесь фотографов поджидает двойная ловушка.

С одной стороны, для расширения зрительской аудитории приходится делать и показывать то, что хочет видеть публика, а не то, что хочется делать самому. Причём, чем более необычная, сложная для восприятия, насыщенная визуальными образами и смыслами фотография, тем больше это расхождение желаний.
С другой стороны, завоевав сердца широкой аудитории, фотограф, как правило, в изобилии получает похвалу своим работам. Причём, чем они будут проще и «ближе к народу», тем её будет больше.

Это всё неизбежно приводит к необходимости чёткой самооценки: для кого я снимаю, для себя или для зрителей? На одной чаше весов народное признание, на другой творческий рост личности и фотографа. Лично мне, конечно же, хочется и того, и другого. Возможно ли это? Непростой вопрос. Понятно, что аудитория Филиппа Киркорова и его музыка подстать друг другу. Но ведь и достаточно сложная, изысканная и, прямо скажем, не совсем попсовая музыка Майкла Джексона находит признание у десятков миллионов людей. А как насчёт «Черного квадрата» Малевича? Понятно, что в любом успехе есть множество нюансов: хиты, пиар, эпатаж, авторитет и многое другое. Это весьма непростая тема, вообще говоря, искусствоведческого характера.

Если говорить за себя, то я давно и твёрдо решил, что должен быть самим собой. Личные творческие интересы для меня намного важнее широкого признания. Я снимаю для себя. Показываю для других, потому что зритель является соавтором картины. Когда люди видят в моих работах что-то новое, видят то, что я сам не увидел, – это повышает мой интерес к фотографии, и её ценность в собственных глазах. Я показываю ради искр, которые возникают между зрителем и автором. Ради эмоций и ассоциаций, которые вызывают мои снимки. Пусть и у относительно небольшого количества людей.



Но пятнадцатитысячную аудиторию вашего блога маленькой не назовёшь…

Знаете, как люди пришли в мой блог? Первая половина подписалась, когда я публиковал технические статьи. Вторая половина пришла, когда я публиковал отчёты о путешествиях и тревел-фото, а это оказалось очень востребованным. А потом Косенко стал делать какие-то странные вещи: размытые и нерезкие фотографии, шумные и вообще без правила третей. И почти перестал писать тексты. Раньше в одном отчёте было по 15-20 фотографий, сейчас по одной и часто без комментариев. Изредка выходят статьи, интересные, но уже не технические. Периодически появляется информация о курсах, идёт много рекламы, и людям, конечно, не очень понятно, что я делаю, зачем, и куда я иду. Поэтому я удивлён, что аудитория до сих пор существует и, причём она постоянно обновляется. В общем, мне понятно, что я делаю в блоге, но, как мне кажется, большинству людей – нет. Зато меньшинству (многих я знаю лично) действительно интересно.

Но самое интересное, что меньшинство потихоньку растёт, то есть люди развиваются и начинают мыслить шире. И это прекрасно! Я очень люблю читателей своего блога за их критику, за их похвалу, за их ворчание и одобрение, за мнения и ассоциации. А главное, за то, что им, как ни крути, интересны мои эксперименты, а иначе бы они отписались. Я надеюсь, что это наталкивает их на собственные поиски.

А как у вас обстоят дела с критикой? Понятно, что критика в блоге от большой аудитории, наверное, воспринимается достаточно спокойно. А каков круг людей, критика от которых принимается?

Это очень маленький круг. Есть два места, где я показываю фотографии: блог и сайт. В блоге у меня по большей части визуальный поток сознания. Здесь я имею возможность посмотреть на собственные фотографии абстрагировано, как бы со стороны. Мне даже отзывы не особо нужны. Когда я нажимаю на кнопку «опубликовать», в этот же момент меняется моё отношение к фотографии, т.к. я её начинаю видеть другими глазами. И очень часто бывает такое, что нажал кнопку и понимаешь, что этот снимок – фигня на самом деле. То есть сомневался, сомневался, потом нажал кнопку и понял, что фигня. А бывает так, что нажал кнопку и «эх, всё-таки классная фотография!»

Бывает, что люди начинают писать «фигня», и я с ними согласен, но не реагирую на это, потому что мне это и так понятно. Бывает так, что фотография посредственна, а люди пишут: «Вау, круто! Наконец-то ты снова стал выкладывать хорошие фотографии!» На это тоже никак не реагирую, потому что понятно, что это на самом деле не так.

В общем-то, сейчас критика от толпы мне не нужна. Раньше была нужна и я жадно её глотал. Я и блог-то для того завёл, чтобы получать критику, и постоянно её требовал. Я считал, что критика должна быть объективной и конструктивной. Если ты говоришь, что тебе не нравится, пожалуйста, объясни почему: «Мне не нравится, потому что заваленный горизонт, правило третей не выполнено и т.д.» Вот это мне было понятно. А когда писали: «Не нравится, это фигня какая-то», - вот это мне было не понятно, и я такую критику не принимал.



А сейчас для меня ценно ровно обратное, потому что никаких правил не существует, и самое ценное, что мне могут написать люди, – это «нравится» или «не нравится». Ещё более ценно, если у зрителя возникают ассоциации и он их описывает. Например: «Глядя на эту фотографию, я вспомнил такое-то кино» или «глядя на эту фотографию, я подумал о том, зачем я бросил свою жену». Вот это для меня очень ценно, потому что это помогает мне самому осознавать собственные снимки и лучше понимать, на что я реагирую, да и какие-то слова потом могут вырасти в названия серий, например. То есть я сам постоянно осмысливаю то, что я делаю, и зрители мне помогают в этом.

Самое же бесценное, в смысле, то, что не имеет никакой ценности, – это когда люди пытаются объяснять мне, почему фотография плохая: «Потому что фотография выполнена в таких-то оттенках, которые по цветовому кругу Иоханнеса Иттена находятся там-то и там-то и не гармонируют друг с другом» и т.д. и т.п. Фотография либо торкает, либо не торкает. Когда мне что-то не нравится в фотографиях других фотографов, я обычно пишу в терминах «не понимаю», «не моё», «не близко», «не понравилось».

Когда я публикую фотографии, я вижу, что от определённых людей нет отзыва. Есть Андрей Зейгарник, ещё несколько людей, близких мне по духу, которые что-либо могут сказать, либо не сказать. Если они не говорят, то я понимаю, что их не заинтересовала фотография. Причём, не факт, что эта фотография плоха, просто их она не заинтересовала. Для меня это показатель. Если они пишут, что им понравилось, то для меня это тоже показатель, и для меня это важно. Но, как правило, если возникает критика у таких людей, они мне пишут её приватно.



Павел, в вашем блоге всегда было много статей про обработку, про резкость, про работу в когда-то новом для всех RPP. Но в какой-то момент было ощущение, что картинки, которые вы публикуете, стали просто выжигать глаз. Было ощущение, что всё о чем вы писали, вы стали часто и активно применять на практике, и в конце концов заигрались. В результате стала получаться такая пережжённая картинка… В этот период было много критики?

Да, было такое. В тот момент была критика от людей понимающих, но и немало «Вау!» от широкой аудитории.

На самом деле, я уже неоднократно говорил, что когда ты что-то делаешь, не стоит бояться дойти до грани. Пока ты не заглянешь за неё, никогда не узнаешь, где она, эта грань. Когда ты двигаешь ползунки в конверторе, не бойся двинуть сильно. Двинь, посмотри, что будет там, что будет здесь, и найди золотую середину. У меня был довольно большой период увлечения контрастной и насыщенной фотографией, и чем дальше, тем она была контрастней и насыщенней. В какой-то момент я дошёл до той самой грани, понял, что это перебор и пошёл обратно. Сейчас я считаю, что уже далеко ушёл от перенасыщенной картинки. Хотя люблю её, но далеко не только такую и уж точно я нащупал грань «вырви-глаза» и теперь стараюсь её не переступать.



Давайте поговорим про школу «Фотопроект».

Школа «Фотопроект» - это дочерняя компания большого Фотопроекта. Школа родилась из моего блога. Ещё в 2008 году мне писали, что у меня столько интересных статей и было бы здорово, если бы мы все собрались, и я бы что-нибудь рассказал. А я говорил, что не чувствую в себе преподавательских сил, но зато у меня есть люди, которые это могут сделать, и их можно пригласить. Так и сделали.

Первый семинар был по пейзажу, и на нём собралось 15 человек. Тогда из Киева специально приезжал Саша Онищенко. Особых денег мы тогда не заработали, но зато окупили все расходы, повидались, потусовались. Стало понятно, что это интересно. На следующий мастер-класс по пейзажу собралось уже 30 человек. Потом мы сделали мастер-класс по Raw-конвертации, на который пришло порядка 100 человек. Мы тогда арендовали помещение у «Photoplay», и Лёша Лурье (директор «Photoplay») был в шоке: «Как ты умудряешься народ собирать? Сто человек на такую непонятную тему пришло!».

Это стало приносить какой-то доход, развиваться и требовать всё больше сил. Тогда я работал в большом «Фотопроекте» и мне было неудобно тратить время, которое мы посвящаем нашему общему делу, на какие-то личные проекты, это было бы просто нечестно по отношению к партнёрам. И тогда я предложил им сделать фотошколу. Идея нашла поддержку.

Школа у нас небольшая, но занимает свою нишу. Во многом, кстати говоря, пока техническую. Однако последнее время благодаря усилиям Андрея Зейгарника, Саши Савельева и моим собственным, у нас всё больше появляется творческих курсов и семинаров.



Планируется ли расширять преподавательский состав и тематику занятий?

Да, конечно, планируется. Но это всё довольно сложно, требует плотного участия, и для меня это начинает превращаться в бизнес, что мне не очень нравится. Поэтому я сейчас ищу возможность развивать школу, привлекая других людей к участию в этом процессе. Вот Андрей Зейгарник тоже участвует, у него много разных идей, он и людей подтягивает, и какие-то концептуальные идеи по курсам предлагает. В общем, если бы не мои помощники, коллеги и партнёры, школа не развивалась бы.

У меня вообще есть такая особенность: я человек проектов, не могу долго заниматься каким-то одним делом. Когда возникает новая идея, я ею загораюсь и могу горы свернуть. Но когда проект уже реализован, возникает потребность сделать ещё один такой проект, потом ещё один, и ещё, а в итоге поставить на поток. А вот это мне уже скучновато. Это всё нужно делать, ведь часто хорошо получается и есть спрос. Но для этого нужны специальные люди, которые должны этим заниматься. Я больше вижу себя в роли идейного вдохновителя, и ещё у меня получается объединять людей.

То же касается и фототуров. Я провёл 15 групп и, слава Богу, ещё не дошёл до той степени, когда это вызывает отвращение. Ведь у человека, который везёт группу не должно быть ощущения «Аааа, вот здесь уже этот Вьетнам, не могу больше!!!» У меня такого пока не было. Но ещё 4-5 групп, и может возникнуть. Я не хочу до этого довести. Поэтому уже год, как я приглашаю в этот проект всё новых и новых людей, хороших фотографов, толковых менеджеров. Сам планирую по возможности ездить в разведки, на мастер-классы интересных мне фотографов и какие-то новые для себя форматы.

Павел, вы производите впечатление импульсивного, неусидчивого человека, которого постоянно тянет то туда, то сюда. А если посмотреть на то, чем вы занимаетесь, почитать статьи и вашу книгу, то создаётся ощущение очень последовательного и дотошного человека, который вкапывается и изучает что-то от начала до конца. Как это всё сочетается в одном человеке?

Не знаю. Как-то сочетается. Как у Зейгарника сочетается академический подход к статьям и безбашенность в съёмке? Когда он начал редактировать мою книгу, у него волосы дыбом встали, он начал объяснять, что так нельзя писать. Я говорю: «Андрюха, я пишу так, как говорю». Он меня убедил многое исправить, и я ему очень за это благодарен. Но в какой-то момент я понял, что уже перебор в этом академическом подходе и позволил себе оставлять, а местами и возвращать авторские формулировки. Очень хотелось, чтобы текст был живым. Вот как в нём уживается безбашенность и академизм? Не знаю. А как в Пинхасове уживается «детское» творчество и последующий глубокий анализ? Наверное, это необходимо в какой-то степени для творчества.



Давайте поговорим про книгу «Живая цифра». Как вы пережили выход книги? Вот книга написана, опубликована. Хочется уже что-то изменить, дополнить, переписать, написать вторую часть?

Дело в том, что это уже восьмая версия книжки. Писал я её 3 года, и это весьма осознанный продукт. Это не статья, которая пишется месяц или неделю. Это результат длительных размышлений, изучения огромного количества литературы, обсуждения со специалистами, причём как эстетического характера, так и технического, и со специалистами смежных областей. Например, я в блоге специально искал психофизиологов и с ними обсуждал вопросы психофизиологии восприятия.

Если бы я сегодня взялся за написание такой книжки, скорее всего составил бы её несколько иначе. Лучше или хуже, не знаю, но она была бы другой. А эта книга уже сделана, и надо поставить точку. Я перфекционист и люблю всё делать идеально. Можно ли было сделать лучше? Наверное, можно, но потребовалось бы ещё несколько лет, и за это время она уж точно устарела бы, как минимум для меня самого.

Может быть, сейчас я некоторую часть технической информации оттуда убрал бы, а добавил больше соображений про съёмку. В книге есть глава «Алмаз для бриллианта», где идёт явное указание на то, что делается при съёмке, а не при обработке. Вот эту главу можно развивать, рассказывать про то, как можно снимать, как искать и строить колористические сюжеты. Но когда я начинаю об этом думать, я понимаю, что это отдельная книга.



Павел, у нас есть несколько традиционных вопросов. Один из них звучит так: "А можно ли научить фотографировать?"

Нельзя научить, но можно научиться. С творческой составляющей всё довольно сложно. Конечно, есть множество материалов и на эту тему. Есть курсы, которые развивают творческое мышление. Но так как в случае творчества мы имеем дело с иррациональным, то и обучать/обучаться этому рациональными методами весьма затруднительно. Если говорить про техническую сторону, то здесь ситуация попроще. Есть много статей, книг и людей, которые на этом специализируются. Например, Андрей Журавлёв – сильнейший специалист по цветокоррекции и потрясающий преподаватель обработки, причем с рассмотрением важных вопросов психофизиологического характера. Эти знания вполне конкретны и доступны.

Ещё один традиционный вопрос, которым все всегда всех мучают: "Что посоветовать начинающему?"

Этот вопрос не мучительный, а как раз очень простой. Начинающему нужно набираться визуального опыта, если мы говорим про фотографию. Нужно ходить по музеям, изучать историю живописи, изучать историю фотографии. Кстати, у нас есть курс по истории фотографии, очень интересный, именно как база для того, чтобы двигаться дальше. Ведь чтобы заниматься визуальным искусством, нужно владеть его языком. Соответственно, нужно иметь какую-то хотя бы минимальную насмотренность для понимания того, кто и что в этой области делал уже до тебя. Хотя вопрос неоднозначный, нужно ли это или нет, потому что бывают таланты, самородки, которых прёт изнутри и им ничего не надо смотреть. Я думаю, что если тебя прёт, возможно, тебе это не обязательно. А если не прёт и ты задаёшься вопросом, с чего бы начать, значит, как минимум не помешает. Технические же аспекты фотографии имеют второстепенное значение, хотя и важны. Да, лично мой путь в творчестве прошел через технику. Но когда ко мне обращаются за советом, я рекомендую технические вопросы ставить всё-таки на второе место. Ибо в творчестве они действительно вторичны.

Фотограф Павел Косенко (pavel_kosenko)
Официальный сайт http://www.pavelkosenko.com/

В интервью принимали участие romashka7 и vikont_mart



Тема дня с Павлом Косенко
Другие интервью

(Удалённый комментарий)
Не за что) Вам спасибо, что прочитали)

(Удалённый комментарий)
(Удалённый комментарий)
(Удалённый комментарий)
(Удалённый комментарий)
Шикарное интервью, спасибо. Очень познавательно.

(Удалённый комментарий)
Замечательные вопросы и превосходные ответы. Молодчина, Паша! Очень классно: интересно и поучительно

Молодчина не я :) Вопросы интересные, и вообще беседа!

Мне близко мнение автора, что техника-на втором месте.
И то, для чего я снимаю))
Спасибо за интервью!

Дарья, спасибо, что прочитали)
(пишу вам в личку)

У Косенко только одна цель -- получить ДЕНЬГИ. Больше он не фотографирует ни для чего.

Мне кажется, вы путаете цель и средство

Спасибо большое за интервью. Некоторые моменты прям вдохновили)))

Юлия, вам спасибо, что прочитали)
А интервью с интересными людьми мы как раз и делаем для того, чтобы вдохновлять участников забегов)

Большое спасибо за это интервью!
Кроме того, что оно очень интересное и глубокое, мне оно помогло именно сейчас лучше понять и переосмыслить многое. И я учился в Москворечье по классу гитары и пытаюсь сейчас перечеркнуть последние 15 лет жизни и работы.)))

Вам спасибо)
Прекрасно понимаю и вас, и Павла) Время сложных решений у меня тоже было примерно 9 лет назад. На мой взгляд, нужно быть просто честным самим с собой

Прочитала. До конца :)))
Не менее интересно (мне, по крайней мере) всегда почитать и комментарии - посмотреть на *разброс* мнений-взглядов.
Оставляя *за кадром* суть предмета интервью (безусловно познавательно, особенно для дилетантов вроде меня - так сказать, *фотографа* по эмоциональному порыву :) ), некоторые суждения для меня спорны с философской точки зрения.
Всегда несколько удивляет безапелляционность в суждениях на МНОГОГРАННЫЕ темы восприятия (всегда ведь присутствует наша субъективность). Скорее это от того, что человек ДЛЯ СЕБЯ решил однозначно, что является НЕ однозначным для другого.
Прошу извинить за пространный (и может быть не совсем *в тему*) комментарий :)
Алексей и Маша, спасибо за предоставленный материал.
Он уже интересен тем, что вызывает размышления (у меня так точно!).
Всем - удачи!

Наталия, не за что) Спасибо, что читаете нас)
А безопеляционность, наверное, все-таки выглядит таковой, а сами суждения готовы к обсуждению) Возможно, многие из нас иногда забывают для наглядности добавлять выражение "как мне кажется", но это совершенно не означает, что диалог невозможен. Ведь мы все здесь как раз и собираемся для того, чтобы обсуждать и делиться мнениями)
Ещё раз спасибо)


паша, дай мне ссылку на пост где у тебя хотя бы больше 4 фотографий

ну из раннего


Ой Петь далеко лезть надо :) До 2010 года. Вот например:

http://pavel-kosenko.livejournal.com/24400.html

Спасибо за интервью, много близких мне мыслей, интересно.

очень было интересно читать,многое близко)
спасибо)

Спасибо за интервью! Очень интересно :)