ironrations (ironrations) wrote in 30_day_photo,
ironrations
ironrations
30_day_photo

Categories:

Цитата дня | Geoff Dyer "The Ongoing Moment"

Geoff Dyer "The Ongoing Moment"
Останется ли апельсин апельсином на черно-белой фотографии?




Доротея Ланж вспоминала слова бабушки, «что среди самых красивых в мире вещей, нет ничего прекраснее апельсина. Она говорила это мне, ребенку, и я точно знала, что именно она имеет виду». Ланж фотографировала кучку апельсинов на рынке в Сайгоне в 1958г, или скорее пробовала фотографировать. Нельзя быть уверенным, что это апельсины по простой причине – фотография черно-белая. Вот большой фото-философский вопрос: можно ли сфотографировать апельсин черно-белым? Не следует ли фотографировать то, что и делает апельсин апельсином, в цвете?


Dorothea Lange, Saigon Market, 1958

В конце 19 века цвет был проблемой черно-белой фотографии в том смысле, что фотохимикаты были недостаточно чувствительны к цветам; некоторые оттенки красного и синего получались на фотографии как один тон черного. К 1900г многие сложности были преодолены, палитру цветов смогли заменить в черно-белом изображении широким диапазоном тонов от черного до белого… А кроме того, ограничения в тонах могли превращаться в преимущества.

Когда Стрэнд (Paul Strand) экспериментировал с посудой и фруктами в Твин Лейкс летом 1916г, то обнаружил, что на Ортохроматической пленке (Orthochromatic), которую он использовал, любые оттенки красного фиксируются как черные. А поскольку он искал в обычных предметах проявление абстрактных форм, это помогло ему отстраниться от предмета, заставить зрителя сконцентрироваться на узорах и формах на снимке, а не на предметах, которые составляют изображение. В этих условиях апельсин определяет что угодно, но не его цвет. На одном из натюрмортов Стрэнда апельсин точно того же плотного черного «цвета», что и банан…


Paul Strand, Bottle, Book and Orange, 1916

К тому времени, когда экспериментировал Стрэнд, на рынке появилось несколько цветных процессов. В 1890г Стиглиц начал работать с Гелиохромом (Heliochrome), фирмой-пионером цветной печати [позднее она перезапустилась как Photochrome]. Уильям Куртц (William Kurtz) в январе 1893г включил полноцветную фотографию в номер журнала Photographische Mitteilungen. Фотография изображала, что естественно, фрукт на столе...

В Париже в 1907г братья Люмьер, известные уже своими движущимися картинами, продемонстрировали Автохромные (Autochrome) пластины для цветной фотографии. Стейхен (Edward Steichen) и Стиглиц были в Париже в то время… Каждая Автохромная пластина, как Дагерротип, давала уникальное позитивное изображение… Стиглиц, Стейхен, A. L. Coburn, Frank Eugene были среди тех, кого захватила «цветная лихорадка». Три Автохрома Стейхена были опубликованы в апреле 1908г в номере Camera Work до того, как Стиглиц потерял интерес к самой идее цветной фотографии.


Edward Steichen, Experiment in Three-Color Photography, published in Camera Work No 15, 1906

Фотографы Европы и Америки использовали Автохромы и другие процессы - Dioptichrome, Dufaytacolour – до 1930-х годов. В 1936г самая известная цветная прозрачная пленка Кодахром (Kodachrome) появилась на рынке. Но этот продукт научного мастерства и исследований не смог подвинуть черно-белую фотографию с того места, которое она занимала в серьезной практике фотографии как искусства.

Стрэнд высказал свои претензии к цвету с характерной жесткостью. «Это раскрашивание. Но у него нет ни формы, ни текстуры, ни густоты, какие есть на картине. Так что он ничего не добавляет, кроме еще одного неконтролируемого элемента к среде, которой и без него трудно управлять».

К 1961г технические ограничения были со всех сторон преодолены, но это лишь усугубило конфликт, который лучше всего выразил Роберт Франк: «черный и белый – цвета фотографии. Для меня они символизируют альтернативу надежды и отчаяния, которые выпадают человеку»… Для Анри Картье-Брессона организовать хаос реальности было довольно сложно, «представьте необходимость думать еще и о цвете сверх того».

В 1969г Уокер Эванс (Walker Evans) сделал свое известное заявление, что «цвет скорее вредит фотографии, а абсолютный цвет абсолютно разрушает… Четыре простых слова на этот счет следует сказать по секрету: цветная фотография – это вульгарно». Через несколько лет Эванс обзавелся камерой Полароид и до конца жизни исследовал ее творческий потенциал с безграничной страстью. «Парадокс – это моя привычка», - сказал он. «Теперь я собираюсь посвятить себя целиком работе с цветом»…

Эглстон (William Egglestone) рано отдал долг фотографической традиции (особенно Эвансу), а также силе инновации в фотографии витрины, сделанной между 1966г и 1974г, и известной как Los Alamos. Небрежно написанное меню напитков и коктейлей придорожного кафе мы видим в сильном приближении. Перечень вкусов, а вдобавок и цветовой ряд, как пример классификации палитры цветов Америки. Клубника, черника, виноград, шоколад, мята, нектарин, апельсин, дикая вишня... Последний пункт в перечне становится почти манифестом о намерениях – Радуга…

[Эванс] «Когда суть предмета на фотографии именно вульгарность…, то обосновано использование лишь цветной пленки». Выставка Эглстона в 1976г показала, грубо говоря, что вульгарность, в достаточной степени технически и эстетически рафинированная, может быть красивой. Вульгарность, как и красота, в глазах смотрящего.


William Egglestone

Не всех это убедило. Работу Эглстона негативно оценил влиятельный критик Хилтон Крамер (Hilton Kramer) – «банальность следует за банальностью» - он не увидел, что тесное приближение к банальности было тем, что приводит в замешательство и обладает притягательной силой, а также в это проявилось нечто характерно-американское (American-ness, как Керуак сказал о Франке). Влияние Эглстона ушло за пределы статичной фотографии: «Синий бархат» Дэвида Линча, «Слон» Гаса Ван Сента – примеры кинематографической отсылки к эстетическим взглядам Эглстона внутри Американы.


William Egglestone

Не смотря на влиятельность Эглстона, нельзя забывать, что он был порождением момента свободы в истории американской фотографии. Он родился в Мемфисе в 1939г и ко времени, когда он заинтересовался фотографией, черно-белая фотография была вознесена Эвансом на вершину, сочетая подлинность и художественную сложность. Его последователи – Франк, Фридлендер, Виногранд – по-своему нарушали классический баланс [документальность - художественность] вызовами идее пикториальной формы, но и это логически расширяло идеал… Добавив в эту смесь цвет, Эглстон, с одной стороны, усложнил ее на одну переменную, с другой стороны, пришел к упрощающему решению. То, что в черно-белом варианте выглядит пустышкой, в цвете может оказаться выдающимся…


William Egglestone

[Вестон (Edward Weston), снимавший на Kodachrome фотографии Point Lobos в 1946г писал о цвете] «Те из нас, кто начинал снимать монохромные фотографии, потратили годы, стараясь избегать объектов, интересных только за счет своего цвета. В новой технике мы теперь должны искать предметы, важные за счет цвета. Мы должны видеть цвет как форму, и избегать предметов, «окрашенных» только в черное и белое».

Мейеровиц (Joel Meyerowitz) снимал в цвете с 1962г. Его уличные фотографии в начале 1970-х отмечены энергией и «напором» Виногранда, а фотографии Кейп Кода – «места одной истории» - медленные, церемонные. Он увлечен тем, что Стефен Шор (Stephen Shore), другой апостол цвета, называет «цветом света»…


Joel Meyerowitz, PROVINCETOWN, 1977

Джон Жарковски (John Szarkowski) в предисловии к книге о выставке 1976г поставил Эглстона в один ряд с фотографами, которые «работали не так, будто цвет был отдельной задачей, которую нужно решать изолированно.. но так, будто мир существует в цвете, будто синий и небо – это одно и то же. Лучшие пейзажи Элиота Портера (Eliot Porter), лучшие цветные стрит фотографии Хелен Левит (Hellen Levitt), Джоэла Мейеровица, Стефена Шора и других принимают цвет как экзистенциальное и описательное свойство; это не фотографии цвета, как не фотографии формы, текстур, объектов, символов или событий, но это фотографии опыта, каким он был получен и проявлен структурами, предъявленными перед камерой…

Если Эглстон фотографирует апельсин, то потому, что он часть мира, а мир… цветной… Его оранжевость – проблема только черно-белого мира. Когда Эглстон по-настоящему научился видеть в цвете, апельсин утратил свой особый статус, стал просто еще одним фруктом. То, что искал Эглстон, находится повсюду…


William Egglestone

Стрэнд, Эванс, Франк, Картье-Брессон, Ланж, Вестон видели и фотографии, и мир черно-белым… Потом появились фотографы вроде Эглстона, Мейеровица, Шора, которые видели и фотографии, и мир в цвете.



Страница "30 Day Photo" на Facebook. Группа "30 Day Photo" во ВКонтакте. Сообщество "30 Day Photo" на Facebook. Мобильные тренировки в Instagram Тренировки в группе "30_day_photo" на портале 500px. Виртуальные выставки "30 Day Photo"
Tags: ironrations, цитата дня
Subscribe
promo 30_day_photo september 30, 11:00 1
Buy for 10 tokens
1 октября в сообществе 30_day_photo стартует Сто тринадцатый фотозабег, и вы снова сможете попробовать себя в различных жанрах фотографии. Для этого вам будет предложено 30 заданий, которые помогут реализовать ваши идеи. Весь месяц мы будем фотографировать на предложенные темы,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments