ironrations (ironrations) wrote in 30_day_photo,
ironrations
ironrations
30_day_photo

Categories:

Цитата дня | Роберт Капа "Скрытая перспектива"

«Скрытая перспектива» Роберта Капы (Robert Capa "Slightly out of focus") - это книга воспоминаний о Второй мировой войне. Она переведена на русский язык.

Выполняя заказы для различных изданий, Капа посмотрел на Вторую мировую с разных сторон: он снимал в Англии, в Северной Африке, в Италии, Франции и Германии. Описав свою военную жизнь, Капа создал книгу, которую без натяжки можно назвать приключенческой – по количеству счастливых случайностей, невообразимых совпадений, колоритных персонажей и масштабу действия она может посоревноваться с лучшими примерами художественной литературы. Естественно, в своем рассказе Капа уделяет большое внимание моральным и техническими проблемам, с которыми фотограф сталкивается в полевых и военных условиях. В Европе и Америке его книга уже давно стала настоящей «библией» военного, да и обычного фотокорреспондента, войдя в «золотой фонд» книг о фотографии. Кульминацией повествования становится рассказ о высадке союзнического десанта в Нормандии 6 июня 1944 года.

Далее цитируется русский перевод книги.





[Ноябрь 1942 года]
Самолеты поднялись в воздух. Лишь спустя шесть долгих часов, проведенных на диспетчерской вышке, я увидел на горизонте первую возвращающуюся "Крепость". Мы принялись считать, сколько самолетов приближается к авиабазе. Утром из Челвестона красивым строем ушли 24 самолета. Теперь мы насчитали всего 17 самолетов, разбросанных по всему небу.

Они кружили над диспетчерской вышкой и ждали разрешения на посадку. У одной из "Летающих крепостей" было отстрелено шасси и поврежден фюзеляж. Диспетчер приказал этому самолету садиться первыми пытаться приземлиться на брюхо. Я приготовил "Contax'' и отщелкал ролик пленки, снимая приземление. Когда машина наконец остановилась, я побежал к ней, на ходу настраивая второй "Contax''. Люк кабины открылся, и то, что осталось от парня, сидевшего в ней, спустили вниз и передали врачам. Он стонал. Два следующих бойца, которых вынули из самолета, уже не стонали. Последним из самолета выбрался пилот. С ним вроде бы все было в порядке, если не считать небольшой раны на лбу. Я подошел поближе, чтобы снять его крупным планом. Внезапно он остановился и закричал: "Вот таких снимков ты и ждал? Фотограф!" Я убрал камеру и уехал в Лондон, ни с кем не попрощавшись.

Я ехал в поезде. В моей сумке лежали удачно отснятые пленки. Я ненавидел себя и свою профессию. Это фотографии для гробовщиков. Но какого черта? Я не хочу быть гробовщиком! Если уж участвовать в этих похоронах, поклялся я себе, то не в роли постороннего...



...мне впервые довелось поучаствовать в атаке от начала до конца. Я смог сделать несколько хороших снимков. Это были очень простые фотографии, они демонстрировали, насколько на самом деле скучен и незрелищен бой. Чтобы делать сенсационные снимки, нужны везение и скорость. Большинство таких картинок на следующий день после публикации уже никому не нужны. А вот солдат, снятый в бою под Троиной, через десять лет посмотрит на фотографию, сидя у себя дома, в Огайо, и скажет: "Да, всё так и было"...

[День Д, высадка десанта в Нормандии 6 июня 1944г.]
На меня нацепили противогаз, надувной спасательный круг, лопату и еще какие-то штуковины. На руку я накрутил дорогущий дождевик, купленный в Burberry. Я был самым элегантным воином-освободителем...

Плоское дно баржи коснулось французской земли. За металлическими ежами, торчащими из воды, виднелась тонкая линия берега, затянутая дымом. Вот мы и в Европе, вот нам и Easy Red.

На мою прекрасную Францию жалко было смотреть. Она выглядела убогой и неприветливой, а немецкий пулемет, поливавший огнем баржу, окончательно испортил впечатление. Солдаты из моей баржи спрыгнули в воду. Они шли по пояс в воде, с винтовками наготове, и вместе с заграждениями и дымящимся пляжем составляли отличную композицию. Я на минуту задержался на сходнях, чтобы снять первую настоящую фотографию десантирования. Боцман, который по понятным причинам торопился выбраться из этого ада, неправильно понял мою задержку. Он подумал, что я боюсь покидать баржу, и помог мне решиться, дав хорошего пинка под зад...

...с воздуха сектор "Easy Red", должно быть, выглядел как открытая банка сардин. Угол зрения сардины позволял заполнить передний план фотографий лишь мокрыми ботинками и бледными лицами. На заднем плане был дым, горящие танки и тонущие баржи.... я боялся смотреть куда-либо кроме видоискателя "Contax", и неистово снимал кадр за кадром...



Через полминуты камера щелкнула — кончилась пленка. Я полез мокрыми трясущимися руками в рюкзак за новым роликом и засветил его, не успев вставить в камеру.
Я задержался на мгновение... И тут мои нервы сдали.

Страх сотрясал все тело, от кончиков пальцев до волос, и сводил судорогой лицо. Солдаты вокруг меня лежали не шевелясь. Лишь набегавшие волны перекатывали тела мертвых на линии прилива. Навстречу огню храбро шел десантный катер. Из него высыпали медики с красными крестами на шлемах. Я не мог думать и принимать решения. Я просто встал и побежал к лодке. Я шагнул в воду между двумя трупами. Воды было по шею. Камеры я держал высоко над головой. Вдруг до меня дошло, что я удираю...

Катер стал крениться, и мы начали медленно отходить от берега, надеясь добраться до плавбазы, прежде чем затонем. Я спустился в машинное отделение, высушил руки и зарядил новые пленки в обе камеры. Потом снял, как врачи делают переливание крови прямо на палубе.

Подошла десантная баржа и сняла нас с тонущего катера. Я прекратил фотографировать и стал таскать носилки. Баржа доставила наc на Chase. С него спускали последнюю партию солдат 16-го пехотного полка, а палубы уже были заполнены ранеными и убитыми, привезенными с берега...



Проснулся я в койке. Голое тело накрыто грубым одеялом. К шее привязана бумажка с надписью: «Переутомление. Жетон не найден». Фотосумка стояла на столе, и мне удалось вспомнить, кто я такой.

На соседней койке лежал еще один голый юноша. На его бумажке было написано лишь «Переутомление». Взгляд его был устремлен в потолок. Это был единственный солдат, выживший в танке-амфибии. Десять таких танков шли на Нормандию самыми первыми, впереди пехоты. Все они утонули в бурном море. Двигатели гудели; наше судно шло в Англию. Всю ночь и я, и этот танкист били себя кулаками в грудь, сокрушаясь по поводу собственной трусости и убеждая собеседника в его невиновности...

Утром мы пришвартовались в Веймаусе. Я узнал, что второй военный фотограф, допущенный к съемке Нормандской операции, вернулся двумя часами ранее. Он вообще не покидал корабль и берега даже не коснулся. Сейчас он вез в Лондон свои страшно сенсационные материалы.

Через неделю я узнал, что фотографии, снятые мной в секторе Easy Red, признали лучшими снимками высадки в Нормандии. Но работник фотолаборатории так волновался, что при просушке перегрел негативы. Эмульсия поплыла прямо на глазах у сотрудников лондонской редакции Life. Из ста шести фотографий спасти удалось только восемь. Подписи к фотографиям, размытым из-за перегрева, гласили, что у Капы ужасно тряслись руки...


Ссылки:
Читать отрывок книги

Фотографии Роберта Капы из книги

Портреты Роберта Капы

А здесь можно посмотреть военные фотографии советского фотожурналиста Георгия Зельмы.



Страница "30 Day Photo" на Facebook. Группа "30 Day Photo" во ВКонтакте. Сообщество "30 Day Photo" на Facebook. Мобильные тренировки в Instagram Тренировки в группе "30_day_photo" на портале 500px. Виртуальные выставки "30 Day Photo"
Tags: ironrations, цитата дня
Subscribe

Buy for 10 tokens
1 апреля в сообществе 30_day_photo стартует Сто девятнадцатый фотозабег, и вы снова сможете попробовать себя в различных жанрах фотографии. Для этого вам будет предложено 30 заданий, которые помогут реализовать ваши идеи. Весь месяц мы будем фотографировать на предложенные темы,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments