?

Log in

No account? Create an account
30DayPhoto white

30_day_photo


30 Дней Фотоприключений

Здесь мы учимся, придумываем, фотографируем


Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Цитата дня | В. Вальран "Советская фотография. 1917 - 1955"
ironrations пишет в 30_day_photo
Дореволюционная фотография России и фотография советского периода еще не достаточно хорошо описана и изучена, книг мало. Московский дом фотографии проводит выставки из наследия русских фотографов после изучения сохранившихся архивов, издает каталоги. В 2007 году издательство «Арт-родник» начало публиковать альбомы-монографии советских фотографов в серии «Фотографическое наследие». О книге B. Т. Стигнеева «Век фотографии. 1894–1994» мы уже писали.

Валерий Вальран в книге «Советская фотография. 1917 – 1955» рассказывается о двух направлениях отечественной фотографии, которые вписаны в международный контекст: пикториализм и авангард. Русские пикториалисты до 1930-х гг. участвовали в международных выставках и получали там признание, организовывали профессиональные сообщества, обменивались опытом. Фотоавангард развивался в 1920 – 1930 гг. и сильно повлиял на советскую фотожурналистику. История отечественной фотографии до 1955 г. рассматривается как постепенный переход от живых и оригинальных течений к фотожурналистике, ограниченной идеологией и строгой цензурой. Даны краткие справки о фотографах, упоминаются посвященные им выставки за последние годы. К большому сожалению, иллюстраций в электронной книге нет. Далее цитаты из книги.

Валерий Вальран «Советская фотография. 1917 – 1955»
бумажная книга в издательстве
электронная книга на bookmate




[вечный спор пикториализма и «протокольной» фотографии]

…интересна дискуссия Сергея Прокудина-Горского и Николая Петрова в четвертом номере журнала «Фотограф-любитель» за 1909 год. Н. Петров в открытом письме упрекал журнал, редактором которого был С. Прокудин-Горский, в том, что он публикует «не снимки, представляющие художественный интерес, но по преимуществу безвкусные работы профессионалов, и тем самым мало способствует развитию того дела, которому, казалось бы, журнал призван служить, а в отношении художественной светописи, выражаясь языком бюрократов, журнал проявляет прямо таки «вредное направление», своими приложениями (иллюстрациями. – В. В.) развращая вкус читателей».

С. Прокудин-Горский, будучи ярым приверженцем традиционного направления, пишет, что «фотография, все-таки, надо сознаться, искусство протокольного характера»... «Измазанный красками кусок полотна все-таки представляет некоторый интерес, хотя бы со стороны красок, но грязный, запачканный типографской краской кусок меловой бумаги не может представлять никакого интереса! Вглядываясь в эту грязь, вы видите, что было стремление что-то изобразить, но и только и, право, иной раз не поймешь, лицо ли человека представляет снимок или ствол дерева… Мне думается, что увлекшихся в этом смысле людей просто можно причислить к психически расстроенным, и это частию заметно по той ненормальной страстности, с которой они начинают с места защищать свое “мутное направление”. Печально только, что эта болезнь неизлечимая»...


Фото С.М. Прокудин-Горский, Крестьянские девушки. Деревня Топорня. Вологодская губерния, 1909 г.

Н. Петров, в свою очередь, уточняет, что «профессиональная фотография и до наших дней томится в оковах льстивой лжи, не выпускающей ее из традиционного павильона с его неестественным «тепличным» освещением, рисованными “ландшафтными”, “облачными”, “оттененными” и т. п. фонами, искусственными пальмами и букетиками Макарта, нелепейшими аксессуарами в роде картонных камней, лодок, балюстрад, заборчиков из березовых палок, и не позволяют обходиться без услуг ретуши». «Идеалом “художественного” снимка, считают они, возможно точное воспроизведение, т. е. копию действительности, тогда как искусство имеет своей задачей не копировать, а претворять действительность в художественные образы… Современная фотографическая техника дает художнику достаточно средств, чтобы его произведение было не просто копией действительности, не только, я сказал бы, механическим продуктом взаимодействия мертвого “анастигмата” и светочувствительного слоя, а отражало бы и душу автора – было бы воспроизведением действительности, но “видимой через его темперамент”» («Вестник фотографии». 1911, № 8).


Зимний пейзаж с детьми. Начало 1900-х.

Очевидно, что здесь мы имеем две художественные идеологии, каждая из которых дает свое определение художественной фотографии и категорически отвергает концепцию и практику оппонента… Петербург, консерватизм, фотографический объективизм, с одной стороны, Москва, новаторство, фотографический субъективизм – с другой.

Пикториалисты смогли приспособиться к новой советской действительности. Русское фотографическое общество, членами которого были в основном пикториалисты, приветствовало революцию. Несмотря на то что было национализировано имущество общества (его выселили из помещений «Пассажа братьев Джамгаровых»), его члены продолжали встречаться в ателье «Паола». В 1923 году удалось официально восстановить Русское фотографическое общество и в 1924-м включить его в состав Государственной академии художественных наук. Общество проводило просветительскую работу в области фотографии, инициировало ряд проектов – фотоэкспедиций, выставок, конкурсов и посылало фотографии на международные выставки...

[авангард]


Фото «СССР на стройке», № 7, 1940 года

Конструктивисты изменили способ видения реальности, отринув центральную точку съемки и классические способы компоновки композиции, использовали разработанные ими приемы «упаковки» кадра – нижняя и верхняя точка съемки, диагональная композиция, крупная деталь на переднем плане и т. д. В результате окружающий мир предстал в совершенно ином виде, настолько необычном, что многих заставал врасплох...



Поразительно, но в сериях «Цирк», съемках классического балета и оперы во второй половине 1930-х и в 1940-е А. Родченко, который резко критиковал художественные принципы пикториалистов в 1920-е годы и даже не здоровался с Александром Гринбергом, жившим с ним в одном доме, порывает с авангардом и создает классические фотографии – поэтичные и лирические, без резких контуров, снятые мягко рисующей оптикой, пикториальные по форме...


Фото Александр Родченко. Партерные акробаты. 1937. Частное собрание

Десять лет (1925–1935) советская пресс-фотография была если и не самой лучшей в мире, то самой своеобразной и авангардной. Именно в советском репортаже были предложены и широко использованы фотосерия (А. Родченко, Б. Игнатович), фотоочерк (А. Шайхет, М. Альперт, М. Марков-Гринберг), фотокнига (журнал «СССР на стройке», который оформляли Э. Лисицкий, А. Родченко, В. Степанова. Журнал начал выходить на шесть лет раньше, чем аналогичный журнал «Life» в США). Советская конструктивистская и репортажная фотография была конкурентоспособна на западном пресс-рынке – ее экспонировали на выставках и печатали европейские и американские СМИ...

[о сложности изучения истории страны и фотографии в том числе: фотографии с «врагами народа» не только ретушировались, но и уничтожались с негативами; фиксировалась только парадная часть жизни страны]

Фотоальбом «10 лет Узбекистана», вышедший на русском языке в 1934 году, А. Родченко пришлось несколько раз ретушировать – сначала устранять арестованного А. Енукидзе из всех групповых портретов, а к третьему изданию вымарывать Я. Рудзутака и Я. Петерса, Ф. Ходжаева, А. Икрамова, А. Цехера, Д. Абикову, А. Бабаева, Т. Ходжаева, арестованных в 1936–1938 годы. Еще трагичней была судьба созданной Родченко книги о строительстве «Беломорско-Балтийского канала», вышедшей в 1934 году, которая изымалась из продажи и библиотек в 1937 году, поскольку ее редакционный совет и многие главные герои были арестованы. В пантеоне героев надежными оказывались лишь дореволюционные «патриоты» и уже умершие революционеры...

Советская пресс-фотография до середины 1930-х годов несмотря на ряд ограничений информировала о новостях и событиях, с середины 1930-х ее задача – иллюстрировать политические лозунги, т. е. иллюстрация заменила информацию. Документальность и правдивость уходят на второй план, тогда как на первый план выступает инсценировка и идеализация...

Свой знаменитый «Обед в поле» (1934) Г. Петрусов снимал с высокой стремянки более трех часов. Он пересаживал несколько раз колхозников, сидящих в кругу, менял несколько раз количество кругов. В результате получилась эпическая по содержанию и знаковая по форме картина...


Фото Георгий Петрусов «Обед в поле» 1934

Насильственная коллективизация и раскулачивание (1928–1932), в ходе которых были расстреляны и переселены в отдаленные районы страны и в спецпоселения 2,5 млн крестьян (А. Солженицын называет цифру в 15 млн) вообще практически не представлены в советской фотохронике. Никто не снимал голод на Украине и Кубани, в Белоруссии и Поволжье (1932–1933), который был следствием раскулачивания и коллективизации, и в результате которого погибло по разным подсчетам от 2 до 8 млн крестьян...

Поразительно, но советские фотографы в своем большинстве избежали жестких репрессий. Были расстреляны Г. Клуцис и В. Булла в 1938, осуждены А. Булла в 1928 (умер на Соловках в 1943), А. Гринберг в 1936, В. Улитин в 1942. Несколько фоторепортеров пострадали во время войны. Например, Д. Бальтерманц в 1943 году был разжалован в рядовые и направлен в штрафную роту. Несколько фоторепортеров лишились работы после войны в период борьбы с космополитизмом.



Советская власть подвергла репрессиям не отдельных фотографов, а всю инфраструктуру фотографии – национализировала частные фотоателье, ликвидировало Русское фотографическое общество, разгромило пикториалистов и конструктивистов. Но по сравнению с советскими писателями, десятки которых расстреляли, а сотни – прошли через лагеря, к фотографам советская власть отнеслась сравнительно мягко.

Гораздо чаще репрессиям подвергались редакторы газет и журналов, которые нередко одновременно были писателями. По-видимому, это объясняется тем, что фотографии, поставляемые репортерами в прессу, являлись последним звеном в иерархии редакции журналов и газет. Фоторепортер получал от редактора задание сделать репортаж на заданную тему в определенном месте. Бильд-редактор отбирал из того, что снял фотограф, необходимые для номера снимки и проверял подписи к ним, следующий уровень цензуры – художественный редактор, потом – уполномоченный Главлита.


Ссылки:



"30 Day Photo" в соцсетях Facebook | ВКонтакте | Группа Facebook | Instagram | 500px | Виртуальные выставки | Pinterest | Twitter | Telegram.me


  • 1
После прочтения статьи задумываешься о тех временах, нелегко было. Спасибо за раскрытие этих моментов.

Спасибо за отзыв. Прочитайте и книгу, если заинтересовались.

(Удалённый комментарий)
В книге о фотографии в принципе отсутствует анализ и оценка исторических событий, они лишь описывают контекст.
Важны факты и примеры того, что не все исторические события остались в фотографии и кинохронике, что часть фотоматериала заретуширована (а негативов не осталось). Что была цензура в СМИ (в виде директив и наказаний за "неправильное"), что была постановочная фотография под видом репортажной, что была самоценз ура фотографов (этика).
Нужна ли была правда в то время - вопрос риторический. Пусть читатель книги думает, верить исторической фотографии сейчас или нет, достаточно ему такого визуального образа или нет.
Спасибо за архивные фотографии. Очень хочется обсудить тему 70-80-х гг. в фотографии официальной и неофициальной, но в другой раз. Интересно будет ваше мнение.

(Удалённый комментарий)
Меня всегда очень удивляет противостояние представителей художественной и документальной фотографии.
Совершенно разные направления, зачем они ломали копья? За "место под солнцем"?

По мне, чем больше направлений развивается, тем интереснее. Я с одинаковым интересом рассматриваю фотографии Прокудина-Горского, Лобовикова, Мазурина.
Например, Лобовиков для меня, если сравнивать с литературой - это Лесков, Некрасов, Горький.
А Прокудин-Горский скорее Л.Н. Толстой или Лермонтов. Мазурин ближе к Тургеневу, Аксакову.
В литературе мы не возражаем против разных направлений, стилей.
Почему же в фотографии представители одной школы не терпят представителей другой? Даже мой самый любимый из всех "пикториалистов" Лобовиков высказывался «Если фотограф замажет все морщины и тени, даст вместо живого лица чистую бумагу и наведёт на такое «произведение» глянец, то публика в восторге от работы. Да, вкусы!» С одной стороны все так.

Можно согласиться, если рассматривать фотографию лишь как аналог "картины" написанной художником, неважно какими средствами. Но для исторической фотографии, для "типологического" исследования иногда важнее не художественная ценность, а скурпулезная точность в деталях важных, пусть даже и воспроизведенная с помощью ретуши. (я не имею в визу цензурное вымарывание определенных лиц с фотографии). И цветные фотографии Прокудина-Горского - это большая ценность для изучения истории.В тоже время пикториальные фотографии Лобовикова не менее ценны для изучения быта русской деревни.

Полемика - это же очень интересно! Есть полемика - есть и разнообразие. А как еще свое отношение к предмету выразить - за счет сравнения с чем-то другим. Кто-то Манифесты публикует, кто-то журнал заводит, привлекает сторонников. Хуже, когда другой стороне слова не дают..

Я тоже за полемику. Но именно за полемику. Не люблю. когда навязывают мнение. Люблю, когда спорщики взаимно внимательны.
А когда декларируют свое мнение,не прислушиваясь к иному, то становится скучно.
Мне вот показалось, что представители разных школ в фотографии в то время буквально пытались "выдавить" инакомыслящих из своей сферы.

А теперь касательно второй цитаты. О фоторепортере и пропаганде.
Интересно, почему это говорится именно о советском времени?
А разве сейчас что то по другому? Просто решают сейчас деньги. Кто платит, тот и заказывает свою пропаганду.
И мне совершенно не важно, что те фотографии, которые я знаю, работы мастеров советской фотографии, некоторые считают продуктом пропаганды. Для меня это живые свидетельства той эпохи, эпохи, когда все верили в светлое будущее. Не веря, невозможно так снимать. Я сейчас о фотографиях Георгия Зельмы, Владимира Лагранжа, Нины Свиридовой и Дмитрия Воздвиженского.

Цензура в СМИ конечно не новость. Но сейчас все-таки никто не запрещает для личного архива снимать, фотограф может практически с любым самым трэшовым проектом выставиться (или напечататься небольшим тиражом), может снимать на улице свободнее, чем тогда. О нашем времени историкам останется слишком много противоречивого материала) В книге речь о том, что публика знает преимущественно архивы СМИ о том времени, поэтому образ однобокий. Поэтому открытие частных архивов, например, военных корреспондентов такой интерес вызывало.
Про людей я абсолютно согласно, личная этика была. Но это очень широкая тема)

А разве кто то тогда запрещал снимать для личного архива? Просто самой техники было меньше и работать с ней было сложнее, чем с цифрой сейчас.

Да, личные фотоаппараты были мало у кого до войны. У владельцев частных фотоателье аппаратуру конфисковывали. В фотокружках мог быть один фотоаппарат на всех, расходы на лабораторию общие (профсоюзные), и снимали не для себя, а для общего дела (стенгазеты, плаката). Ну и страх мог ограничивать, шпионов боялись. Личные дневники в 1930-1940-е гг. тоже не все писатели вели по тем же причинам.

например, сейчас арест человека полицией прохожий может снять. а тогда?

Не знаю. Знаю одно, что все очень преувеличенно. Это как снежный ком, который возник из снежка.
Это сейчас у нас полиция и ее очень много. Милиции как то всегда было поменьше) И людей на улицах не хватали... Но не хочется углубляться в политику.

Помню, что я фотографировала технику на Параде Победы в 1965, когда этот день стал выходным и стали проходить парады . И не я одна. Подошел милиционер, вежливо попросил не снимать технику, иначе придется пленку засветить.


И у корреспондентов архивы домашние были очень обширными. Например, у Зельмы. Только потомки во время перестроечной вакханалии продали их американскому коллекционеру и они были вывезены из страны в коробках из-под бананов. Сейчас хоть малая часть возвращена...

(Удалённый комментарий)

Re: это обычная трусость,ненависть к Родине или наивнос

К сожалению, пропаганда перестроечного периода поработала очень хорошо, гораздо сильнее, чем в советский период, увы.
Но мы здесь стараемся говорить о фотографии, ярлыков не вешая)

(Удалённый комментарий)
Спасибо, очень интерено

Спасибо за отзыв)
Книг и правда, не так много по теме. Эта в прошлом году вышла.

  • 1